zver

Как я провел лето. Сочинение с картинками и с видео



Лето я провел хорошо. Мы с ребятами вдоволь купались, загорали, ели досыта черники и малины, занимались йогой, музицировали, ходили на концерты и в кинематограф, танцевали, готовили еду на костре, жили в палатках, слушали и читали лекции, мастерили украшения и тотемы из подручных материалов, пили кофе и чаи в чайных и кофейнях, встречали старых друзей и находили новых – и всё это не покидая славные летние фестивали, до которых мы с ребятами большие охотники.

Collapse )

http://exitum.org/cultura/237-d-rylov-kak-ya-provel-leto-sochinenie-s-kartinkami-i-s-video.html
zver

***

"Ещё ни один пешеход не задавил автомобиля".

Нервы ни к чёрту.

Вчера возвращались поздненько вечером с ребенком из кружка развития творческих способностей на общественном транспорте. Общественном, потому что на своем ездить уже невозможно, субботние пробки стали такие, что всегда опаздываем. Ребенок по дороге обратно в монорельсе заснул.

Пришлось будить. На руках уже не донести, велика. Даже от монорельса, хотя он в одном перекрестке от дома. И спросонья идет, ноет, "мне холодно, хочу к маме, прямо щас!", торопимся.

Походим к замечательному перекрёстку ул. Сергея Эйзенштейна с Продольным пр., который идет вдоль ВДНХ. Перекресток этот славен тем, что по Сергея Эйзенштейна можно очень хорошо разогнаться в сторону пр. Мира, и когда пешеходам включается зелёный, как раз на огромной скорости их всех можно переехать.

Сменили бы они, что ли, эту адскую последовательность в обратную сторону… Чтоб сначала пешеходы, потом по Эйзенштейна прямо, потом… Там четыре положения светофоров всего… Надо письмо, пожалуй, написать…

И вот, как обычно, стоим, ждем зеленый, там еще цыферки мигают теперь так модно 10, 9, 8, 7, 6, 5, 4, 3, 2, 1, 0 – иди, дорогой, не стесняйся. Но я-то знаю этот перекрёсток, стою всё же, сбоку-снизу ребенок ноет, стою смотрю налево за перекресток вдаль зорко – не появится ли кто, поспешающий в субботний вечер по неотложнейшим делам. Его пока не видно из-за тех, кто на правый поворот там стоит, но он должен себя проявить, и он проявляет, как обычно.

Загорается зеленый пешеходам, и не знакомый с местными обычаями пешеход уже бы начал свой путь, но мы еще ждем, пропускаем спешащего на вокзал или в родильный дом со скоростью не менее 80 км/ч (разогнался, чтоб успеть на мигающий зеленый) автолюбителя. Делаем шаг на проезжую часть и тут замечаем, что и этот отчаявшийся не последний. За ним, уже давно ни на какой не мигающий зелёный, а на полноценный уже секунды три горящий красный, врывается еще один долбоёб и так же быстро несётся навстречу своей судьбе. А у нас уже давно зеленый и нервы, напоминаю, ни к чёрту.

Я в секундном приступе ярости думаю: "На тебе, дорогой", и швыряю ему в лобовое стекло пакет с барахлом, который у меня в руках, как если бы этот пакет был малоопытный пешеход, любитель ходить на недавно включившийся зеленый свет, отсчитав 9-8-7-6-5-4-3-2-1-0.

Но Господь отвел руку: подарочный прочный бумажный пакет внезапно рвется ровно посередине на две равные части и всё его богатое содержимое разлетается по проезжей части.

Вот ведь повезло: если б увесистый том Ирины Одоевцевой "На берегах Невы / На берегах Сены" с предисловием Анны Колоницкой, почти тысячестраничный фолиант в твердой обложке влетел на скорости не менее 80 км/ч в лобовое стекло торопливому товарищу, опаздывающему на свадьбу, крестины и похороны, никакой учебник по физике не ответил бы на вопрос, чем закончилось бы взаимодействие всех физических тел участников событий.

А может, помог Махатма Ганди, известный сторонник ненасильственных действий, автобиография которого тоже стала одним из разорвавших пакет факторов.

Так я потом и собирал их по всей проезжей части, фрагменты пакета, Ирину Одоевцеву, суперобложку от нее, Махатму Ганди, пони-единорога и его детский стульчик, незадолго выпрошенные со скандалом ребенком в ларьке с игрушками, пластиковую прозрачную коробку от него, сменную обувь для кружка развития творческих способностей, разлетевшуюся как-то особенно далеко, всё это под изумлёнными взорами других пешеходов, которые взялись постоять это время на обочине с ребёнком.

Один мальчик был особенно потрясён происшедшим и спрашивал у взрослых: "Что это было?! Что произошло?! Как это так всё разлетелось?!", но никто не отвечал на его вопрос, как если бы его никогда не было.
zver

Фрагмент моего мемуара о событиях сентября – октября 1993 года в Москве

Было так. В том же памятном 93-м году ... случилась небольшая война в одной из европейских столиц, и надо же было такому совпасть, что моя будущая жена жила в эпицентре этой войны – возле так называемого "Белого дома".

Как я его не любил с первой же нашей встречи! Как его проклинал! Как махал в его сторону кулаком и желал ему вслух, чтоб лежал в руинах! В общем, это всё сбылось. Я стал осторожнее с тех пор с пожеланиями. Но потом мы переехали к Останкинской вышке и тоже она мне не полюбилась, главная мозгоёбка страны. И в том же году сгорела. Потом я острил, что хочу переехать с видом на Кремль.

Collapse )

2010
zver

New Orthodox Line НА COSMOID FEST в Mona Сlub 8 июня 2013 17:00

Вот здесь завтра выступаем как New Orthodox Line. В составе: Гоша, я, Антон Алко, Дима Незнамо. Будет очень ново и ортодоксально при этом – программа выступления включает в себя духовные стихи, ритмические пульсации, вечерние молитвы и, конечно, непременный харш-нойз.

http://ponominalu.ru/event/cosmoid-fest
zver

Шумы России в МосХаосе 9 июня




Шумы России
Российский музыкальный коллектив, основанный в 2001 году. Основным направлением творчества является электронная импровизационная шумовая музыка, однако проект работает и с другими категориями – аудио-коллажирование, видео-арт, пластический театр, перфоманс, декламация. Особое внимание уделяется религиозной символике. В зависимости от состава участников, который колеблется от двух до семи человек, жанр выступления может несколько разниться. Обычно это нечто среднее между звуковой дорожкой к документальному фильму ужасов и аудио-книгой о вечной жизни духа.

«Шумы России» ведут активную концертную деятельность. За годы работы они приняли участие в большом количестве фестивалей, как в России, так и за рубежом. Участники коллектива являются организаторами фестиваля некоммерческой музыки «Нойз vs. Гламур», концертов экспериментальной музыки «Секретные Собрания», а также звукозаписывающих лейблов ЭлектроИндустрия и New Orthodox Line.

Состав участников:

- Гоша Солнцев - аудиосопровождение;
- МС Пророк - декламация;
- Анна Журко - перфоманс, пластика, нечеловеческие звуки;
- Татьяна Парфенова - ангельский голос.

В этом составе записаны работы "Невидимость и Труд" (2003),
"Электролето" (2004),
"Бешенство" (2005),
"Станковая живопись №1-5" (2004-2008), "Концерт в Икре" (2006),
"Милитари Дэйз" (2007),
и некоторые другие.

Шумы России выступят с концертной программой "Станковая живопись. Этюд № 10. Человек-машина".

Пресс-релиз:


Шумы России продолжают исследование феномена человека-машины, начатое десять лет назад, в программе "Невидимость и Труд".

Десятый, юбилейный выпуск "Станковой живописи" рождается во времена, когда воспоминания о фотографе – приложении к фотошопу, ученом-ядерщике – приложении к бомбе, артисте – приложении к маске и художнике – приложении к перфомансу – являются милым элегическим ретро при возникновении значительно более грозного монстра, механического коллективного разума, поднимающего мать-сыру-Гею на новую ступень развития.

Страшное и величественное зрелище открывается за прозрачными стенами многоэтажных гетто: сращение пальцев с клавиатурами, а глаз – с миллиардоэкранным современным аналогом Вавилонской башни, материалом для которой служат сами строители, на этот раз с особенным, почти наркотическим энтузиазмом взявшиеся за дело, так, что кажется, осталось совсем немного для окончательного воссоединения, и на новом эволюционном витке мы, того и гляди, из суммы душ получим Единую Душу, и Вселенная, давненько уже подслеповато приглядывающая за собой нашими маленькими слабыми глазками, усиленными разной степени совершенства оптикой, получит, наконец, новое Божество, конкурентноспособное своему Творцу – если, конечно не возникнет побочный эффект вроде смешения языков, или политической междоусобицы, или, наконец, выборов, когда в ходе электронного голосования к власти придет Антихрист.
zver

***

Всем известно обыкновение некоторых автолюбителей вести из-за стекла нравоучительную беседу с другими участниками дорожного движения, сдабриваемую иногда для разнообразия цензурным словцом, но в остальном традиционно остающуюся целиком в рамках обсценной лексики, даже если автолюбитель юная хрупкая особа, так что если б вдруг чудом исчез уличный шум и стекла автомобилей раскрылись, и все участники дорожного движения услышали слова, произносимые в кожаных и матерчатых альковах салонов, все прозвища, им даваемые, все призываемые на их голову кары, то несомненно, они б задумывались чуть чаще о правилах дорожного движения как люди богобоязненные и где-то даже суеверные, ведь нельзя же без всяких последствий для человека произнести в его адрес полновесное ритуальное проклятье.

Не все знают, однако ж, что многие фотографы, в тиши своих обширных фотостудий ретуширующие свои фотоработы, ведут похожим образом беседу с персонажами своих фотосюжетов на предмет их прелестей и достоинств, ласково журят их за недостатки внешности, стиля одежды и мейкапа, но и хвалят, конечно, хвалят, за каждый успешно спрятанный в пазухе жировик и ловко убранную в тень волосатую родинку. Это я к тому, что со времен Виктора Некрасова, заметившего когда-то "...почему все так любят сниматься? И без особой даже надежды получить карточку" кое-что изменилось: теперь надежда получить карточку есть. Но это совершенно не значит, что десятки праздных граждан, на каждом мероприятии просящих запечатлеть их и получающих мою визитку, находят в себе потом смелость написать просительное письмо на адрес, в ней указанный. Возможно, их греет сама возможность оставить маленький отпечаток своей внешности хоть как-нибудь, хоть где-нибудь, пусть даже не для себя, а в моей вместительной памяти на лица. Ах, если б они хоть немного догадывались об этой особенности характера некоторых фотографов, не моей, конечно, я и за рулем никогда не разговариваю, а уж тем более за экраном, но других, размякших от долгой работы в студийных условиях фотографов, их бы и силком нельзя было заставить фотографироваться, даже на паспорт, даже на памятник, даже ради того, чтоб любимый правнук имел хоть малейшее представление о том, как выглядела прабабушка.